Вторник
30.05.2017
06:46
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Наш опрос
Вы нашли на сайте то, что искали?
Всего ответов: 242
Статистика

Rambler's Top100

Курганы Руси

Легенда, связанная с курганом Славена

Легенда, связанная с курганом Славена

Князь Светозвёзд, Волотово поле и Великий Словенск
160 лето н.э.

В одно время знаменитый старый ростовский богатырь Вышата после усмирения взбунтовавшегося Заволочья пошел по старинной памяти поохотиться на тихие заводи Ростовского озера, пострелять гусей-лебедей и серых утиц. Охота была неудачной, и старый молодец начинал не на шутку сердиться за неудачу свою и ругал на чем свет стоит жреца Велесова за то, что тот повстречался ему на пути. Досадуя на все, пришел он, наконец, к устью небольшой речки, на берегу которой увидел сидящую на кочке необыкновенной величины жабу голубого цвета. Продолжая злиться на свою не удачную охоту, он натянул свой разрывчатый тугой лук и захотел подстрелить ту невиданную жабу, но она вдруг человеческим голосом сказала ему: «Вышата, русский богатырь, не стреляй в меня, жабу-необидчицу: мною убитой тебе не питаться, неповинна я в неудаче твоей. А лучше послушай, что я тебе поведаю. Скажу я тебе тайну великую: за этой речкой неглубокой есть болото топучее. А за этим болотом есть река быстрая, течет она из Ростова-озера. На той реке есть мыс песку белого, на нем лежит одно-одинешенько дитя, сын Царь-девицы, которое принесла туда Строфокамил, птица заморская. Принесла она его на верную смерть: слеталися тут черные вороны расклевать дитя царское, сбежалися тут волки серые растерзать на части дитя царское. Одна я, жаба-необидчица, не дала на расправу детище, защитила от них дитя беззащитное и невинное, теперь спасти его пришла твоя очередь, я не могу более охранять его, возьми ты его себе вместо сына родимого, он будет тебе названый сын, смолоду он потешит тебя». С удивлением и глубоким вниманием слушал речь жабы той богатырь Вышата, и пошел он вослед за жабой к тому месту. Там под ракитовым кустом видит он дитя, завернутое в скатерть бранную и паволоку многоцветную. А самое дитя было красоты неописанной и спало крепким и безмятежным сном, раз метавшись во все стороны. По слову жабы-необидчицы Вышата берет это дитя Царь-девицы на свои руки богатырские и с ним идет в обратный путь к городу. А жаба-необидчица на берегу той речки-переходницы, сидя на той же кочке, сказала богатырю, козаку старому: «Тут в речке-переходнице терем мой, где храню я ключи от царства подземного. Не забывай меня и не забудь совет подать: аль беда придет — выручу, дума падет на сердце — как рукой сниму, только скажи здесь на берегу: «Жаба-необидчица, я с нуждой пришел», я тотчас буду на кочке, тут как тут». Сказав это, жаба спрыгнула с кочки и скрылась в воде той речки-переходницы.
Богатырь Вышата в память этого события назвал эту речку Жабою. После этого он часто приходил туда вести речи с Жабою-необидчицей. Принеся детище домой, Вышата немедленно нашёл ему старую няню и молодую кормилицу и назвал его Светозвёздом. Мальчик рос не по дням, а по часам, как пшеничное тесто на опаре. Скоро ему настала пора в науку идти. Названый отец его нашёл для него и учителей учить его по грамоте уму-разуму.
Один был Славолюб, от рода богатыря Ратобора-Копыря, другой учитель был по имени Ясень, от рода князя Перея-Тучи. Они стали учить Светозвёзда уму-разуму, их наука ему впрок пошла, науку ратную богатырь Вышата на себя взял. Знал Светозвёзд всякие науки книжные, знал он и все обычаи богатырские, знал он много диковинного. А наособицу знал он науку ратную. Скоро он стал лихим наездником, правою рукою и крепкой стеной своим товарищам. Не даст он никому в обиду их: всё пред ним клонится. А задорное и непокорное от него ломится. Такие его в юные годы доблести богатырю Вышате по нраву пришлись.
Князь Туросвет, сын князя Любомира, имел в Светозвёзде, сыне богатыря Вышаты, искреннего и нелицемерного друга и товарища и по летам себе сверстника. Теперь Светозвёзд стал проситься у своего названого отца-богатыря в чисто поле погулять, людей повидать, а при этом и силы свои померить с богатырями могучими. Отец его не перечил ему, вспоминая свою молодость. В путь собрался с ним и молодой князь Туросвет, отпущенный своим родителем, князем Любомиром.
Прежде отъезда своего питомца богатырь Вышата со слов жабы рассказал ему о его роде-племени, и как он нашел его и воспитал. Услышав это, Светозвёзд залился горькими слезами и, стоя на коленях, обнимал ноги своего названого отца и благодарил за все попечения его о нем, называя его отцом своим, и клялся служить ему верой и правдой всю жизнь свою, и никогда не оставлять его, и быть всегда при нем, и во всем быть правою рукою его, обещался, что не поедет он теперь от него в чисто поле гулять.
Вышата этой клятвы от него не принял и не связал его молодость своею старостью. Напротив того, уговорил его, чтобы он поехал отыскивать своих родителей, которые, вероятно, живыми еще находятся.
На вопрос Светозвёзда, кто они такие, Вышата не знал, что отвечать. Только и мог сказать, что он — сын Царь-девицы, и больше того ничего не ведает. Чрез малое время после этого разговора Вышата вспомнил слова жабы-необидчицы, которая велела приходить ему с нуждою к ней. Он немедленно пошел на реку Жабу спросить ее совета, что ему теперь делать со Светозвёздом, и не знает ли она, где его родители и кто они такие. С такими мыслями он пришел на берег реки Жабы и там видит — сидит на обычном своем месте Жаба-необидчица по-прежнему. По приходе его к ней стала она говорить ему: «Пошли ты сына своего в Великий Словенск, и пусть он там отыщет Славянов курган, на нем живёт старшая сестра моя, по имени Турантаиха. Все на свете ей сказано, и кому как надобно жить указано, она знает всю подноготную о той Царь-девице, родной Светозвёздовой матери. А чтобы она знала, что я послала его к ней, пусть прежде покажет только ей перстень его матери, который у него был повешен на золотой цепи на шее, когда ты нашёл его». Сказавши это, жаба спрыгнула с кочки в воду реки Жабы и скрылась. С тем Вышата и пошел в обратный путь. И дома передал весь разговор свой с жабой, и вместе с этим передал Светозвёзду перстень его матери.
Велит Вышата сыну своему собираться в путь-дорогу в Великий Словенск и отыскать там мать и отца своих, дает он ему в неизменные товарищи свой меч-кладенец и все свои доспехи ратные вместе с конем своим богатырским. А в заключение всего налагал он на него заповедь великую: защищать слабого от сильного, старых людей чествовать, наказывать врагов правды, ссоры не затевать, укоры никому не давать над собой, тыл нигде и никому не показывать. «А пуще всего защищай слабый женский пол: такому быть богатырю на роду написано», — добавил он.
Скоро собралися в путь-дорогу два витязя удалые, добрые молодцы князь Туросвет и Светозвёзд. Последний при прощании с отцом своим пролил немало горьких слез, не чаял он больше с ним свидеться на свете сем. Немало молодых товарищей поехали с князем Туросветом.
Скоро приехали молодые люди в землю Словенскую безо всякого приключения. Путь их был самый весёлый, только один Светозвёзд вёл себя наособицу: дорогой он везде выспрашивал про Славянов курган. В Словенске он узнал и о кургане Славяновом в подробности от трех калик перехожих, где стоит тот Славянов курган и о том, что живет на нем злой-презлой волшебник по имени Турантай, о каком сродясь никто не слыхивал. Нет мимо него проезду ни конному, ни пешему: всех убивает он до смерти, над кровью их чары творит. А сидит он тут с тремя годами полтора сорока лет безвыходно, хранит он тут сокровища несметные. Это нисколько не поколебало намерение Светозвёзда побывать на Славяновом кургане.
В Словенске князь Туросвет со своей свитой остановился на княжем дворе. А Светозвёзд встал наособицу у матёрой вдовы Степихи, у которой он спросил о дороге на Славянов курган. Та рассказала о нём все, как по писанному.
Приехал Светозвёзд к кургану Славянову, видит он: там, на вершине его стоит избушка на курьих ножках, повёртывается. А стоит эта избушка к нему задом, а к лесу передом. Взойдя наверх кургана, видит — вокруг избушки лежит много разбросанных костей человеческих и много буйных головушек сыпучим песком засыпаны валяются, что тыквы Полянские на нивах тех широких. Тут подумал Светозвёзд: видно, правду мне говорили калики перехожие. Но, невзирая на это, он закричал: «Избушка, избушка, встань к лесу задом, а ко мне передом». Избушка его послушалась: встала к лесу задом, а к нему передом. Он вошел в избушку. При входе в неё он видит на верхнем косяке написано: «Кто разбудит меня, тот не уйдет от меня». Потому, подумал он, и кости лежат тут разбросанные. Надпись и рассказ калик перехожих о лютости чародея заставили его быть осторожным. Вспомнив слова волшебницы-жабы, он приготовился, было показать свой перстень. Но в избушке увидел он только столетнюю старуху, сидящую под окном на лавке и прядущую волну белее снега. Увидев вошедшего Светозвёзда с перстнем на руке, она сказала ему весело: «Добро пожаловать, добрый молодец, здорова ли моя сестра-воструха?». Тот рассказал причину своего приезда к ней и попросил её рассказать ему что-либо о его родителях. На это старуха отвечала: «Знаю я, где мать твоя Царь-девица: она сидит теперь в неволе, в подвале глубоком, за дверями железными, заперта замками булатными и засыпаны двери песками сыпучими на той на Волхове-реке, где слилась с ней река Волховец, под высоким холмом песку белосыпучего. Заточил её туда злой волшебник Волот, которой живет на поле близ Великого Словенска. Там, в высоком терему ты найдешь его. Перстень на руке твоей усмирит его, и ты посади его на место твоей матери. Доселе он жил на этом кургане, но я прогнала его отселе и очистила здесь дорогу прямоезжую, на которой он смертью встречал людей и ею тешился. Пусть посидит и сам в подвале глубоком. Перстень твой — товарищ тому, который носит на руке своей мать твоя, Светозара. Перстень твой — достояние царя Сезостриса Премудрого». После этого Турантаиха напоила Светозвёзда, накормила и в бане его выпарила, а потом спать уложила, поутру разбудила и в путь-дорогу снарядила, научила его, как отыскать ему мать свою и что сделать ему с волшебником. Но Светозвёзд, по сказанному как по писанному, стал спрашивать, где то поле, на котором живет Волот. Та от страха сперва не сказывала, но по настоятельной его просьбе стала рассказывать ему о лютом волшебнике, живущем на том поле. Светозвёзд, как мог, успокоил старуху, а сам пошел один-одинешенек на то поле. Там первая встреча была ему: волшебник, превратившийся в безмерной величины Волота, на плече несущего вместо палицы вывернутый с корнем столетний вяз, издали стал грозить ему смертью от своей палицы. Снявши с плеча, вращал он ее, как гусиное перо. Вдруг увидел он блеск камня в перстне Светозвёздовом. Как блеск молнии поразил он его, отчего Волот пришел в великий страх, бросил свою палицу на землю и поспешным бегством хотел скрыться от поразившего его сияния, но ноги его изменили ему, колена его сами собою стали сгибаться, и он пал пред Светозвёздом на колени и, стоя на них, с трепетом ожидал его слова. Первое слово Светозвеёда к Волоту было та кое: «Где Царь-девица?». Волот не отвечает, хранит глубокое молчание. Светозвёзд повторяет то, о чем его спрашивал. Опять молчание. Тогда Светозвёзд наставляет камень перстня своего против глаз Волота, который застонал и в великом страхе ответил: «О, великий мудрец Сезострис и царь Мерид, не мучьте меня! Скажу всю истинную правду!» Светозвёзд опустил руку свою с перстнем вниз, и Волот сказал, где заключена им Царь-девица. Узнавши о темнице своей матери, Светозвёзд велит ему немедленно вести себя туда. Волот колеблется, но сила перстня велит ему повиноваться. Нехотя пошел Волот перед ним с печальным видом и склоненной головой по крутому берегу реки Волхова к тому месту, где впадает в нее река Волховец. У подножья невысокого холма была темница Царь-девицы. Там по приказу Светозвёзда Волот стал отрывать песок от дверей темницы, отмыкал их ключами златоковаными. Отворилися двери железные, и вышла из темницы Царь-девица. Ни время, ни темница красоты ее не коснулися. Но в какое же она пришла удивление, когда увидела, что освободивший её витязь стоит пред ней на коленях и называет ее своею матерью. От такой неожиданной новости Царь-девица едва не лишилась чувства и долго не выпускала из объятий своих Светозвёзда.

Со слезами она выслушала рассказ Светозвёзда: где и как был найден, как и кем воспитан. Показал он ей перстень, который висел на златой цепи. И без перстня мать узнала своё детище. Он во всем подобен отцу своему: лицом, станом, даже голосом. После такого радостного свидания Светозвёзд, сдвинув брови, грозным голосом приказывает Волоту идти в тот подвал, из которого только что вышла его мать. Застонал громко Волот, заревел Волот страшным голосом, почуя для себя роковую беду. Ни мольбы, ни посулы несметных сокровищ не могли поколебать Светозвёзда. Нехотя взошел Волот в глубокий подвал. Затворил тут юный богатырь двери железные, запер их замками висячими и засыпал двери песком сыпучим, а ключи от замков бросил в Волхов-реку. И пошел оттоле со своей матерью в Великий Словенск, оставил ее у вдовы Степихи, а сам пошел на место лобное. Там на вече шум шумит, что вода журчит в порогах Волхова. Выбирают тут старейшину, чтобы править кому Великим Словенском. Кто желает старейшину мудрого, а кто — сильного. Последнее желание верха берет. Положили богатырскую силу пробовать. Стали тут молодые силачи собираться кучкою, чтобы по жребью с кем и как силу мерити. Три искателя старейшинами сказалися, которые каждый может водить в бой рати не сметные, молодец к молодцу, на вид кровь с молоком, а ростом косая сажень. У всех глаза кровью наливаются. Стали они хвалиться дединой-отчиной, и опричь себя другого ни во что ставили. Тут из среды народной выступает один маститый старец по имени Русолюб. Он стал тех молодцов уговаривать: «Не вовремя вы ссору затеяли и без дела меж собой ста ли ссориться. Ведь все вы дети отеческие, все вы роду княжеского. Лучше вам послушать стариков. Не языком вам силу мерити, но борьбой и стрельбой силу мерити. Борьба и стрельба покажут силу богатырскую». Всем речь старика добре полюбилася. Светозвёзд в это время был в толпе народной, все это слышал и видел, и решился сам с другими силы померити, для этого выступает он из толпы народной и становится перед выборными из пяти концов. И стал им такую речь говорить: «Когда я думал, что мудрость должна здесь верха брать, тогда надо старость нам в почете держать, но когда не мудрость, а сила верха берет, старшим быть сильному, челом бью вам и всему вече Великого Словенска, не поперечьте мне, проезжему, с теми молодцами силу померити, не пойду я с ними в жеребей, пусть я в дебовых зачислюся». Косо на Светозвёзда три охотника поглядывают — зависть гложет сердца их. Гордо стали они у него спрашивать о дедине его и отчине. Он такой ответ им держит: «Дедина моя и отчина немизинная, на лета мои вы не смейтеся, нечем мне пред вами похвалитися, я меж вас, как калика перехожая, пришёл сюда прямо с устья Волховца, запер там в подвале глубоком вашего Волота страшного - то моя дедина-отчина». Тут пошел говор и шум народный. Многие тут находящиеся видели, как он гнал пред собой того Волота пленником. Все тут этому диву дивовалися и позволили ему силой мериться.
Делать теперь новгородским богатырям тут нечего, принять пришлеца в товарищи на вече было положено. Стали охотники метать тут жеребей, кому после кого должно чин держать. Первый резвый жеребей выпал Простену, сыну боярскому, второй — Верхотуру, сыну верховного жреца Перунова, третий — Стамеду, сыну Дибы-посадника, а последний, дебовый — Светозвёзду удалому. Тут он стал просить все вече народное, чтобы всем стрелять из лука Волотова и метать его копье долгомерное. Люба его речь была тут всему вечу народному.
По приказу старейшин веча принесли немедленно лук и копье Волотово. Первое несли двадцать человек, по десяти человек за каждый конец его, второе несли тридцать человек, и те несли — нагибалися. Простен не горазд таким луком стрелять, от этого он отказывается. Верхотур подержал в руках его да и положил опять на землю, и тот этим луком пробовать силу свою отказывается. Стамед-богатырь тетиву лишь его попробовал и с тем Светозвёзду его передал: негодной вещью силы свои пробовать у него охоты не было. Один Светозвёзд остался спорщиком, и он берет тугой тот лук разрывчатый, рога его были стали вороненой, с золотою насечкою, кладет на тетиву его шелковую стрелу калёную с пером старого орла, птицы заморской, натянул он туги рога его за ухо и пускает калёную стрелу в мету урочную. Взвыла тетива шелковая, со свистом полетела стрела калёная пяти четвертей, пролетела она мету урочную, угодила стрела в сосну вековечную, которая росла на другом берегу реки Волхова, исщепала ее в черенья ножевые. Тут все вече диву далось о такой силе молодого витязя, который первый спор выиграл. После этого пошли четыре соперника к копью Волотову, которое лежит на земле, что мачта корабельная. Простен и Верхотур метать его отказываются: это-де забава мужицкая, а не богатырская. Стамед-богатырь от этого не пятится: эта забава ему сведома. Кидает он его в мету урочную — далеко-далеко не докинул до нее. Настала череда метать его Светозвёзду-молодцу, детинцу заносчивому, так его спорщики прозвали. Берет детинец копьё Волотово в свои руки богатырские, у него оно в руках, как перышко, мечет он его со всего богатырского розмаху. Полетело копьё долгомерное прямо к мете урочной, на лету воет, словно буря громовая, пролетело оно далеко мету урочную и там воткнулося в Мать-Сыру землю и ушло в нее наполовину ратовища, с трудом его оттоле выручили. Прогремела хвала веча народного, что молодой пришелец второй спор выиграл. Остался последний спор: борьба трехприемная. Охотников никого не выискалось со Светозвёздом-молодцом силой мериться. И третий спор остался за ним. Тогда старейшины пяти концов и все вече народное нарекли Светозвёзда старейшиной Великого Словенска. Тут все пред ним клонятся и просят володети ими по старине. Светозвёзд повел тут такую речь: «Любо мне слово ваше мудрое. Старшим я между вами остануся. Вы все теперь должны меня слушаться. У меня обычай такой: быть у старшего в послухах, любо мне у Русолюба в послухах быть и быть его рукой правою, судить-рядить, и первому мне впереди победоносные рати водить. Мудрость Русолюба всем вам явлена: то воля моя неизменная».
Люба речь Светозвёздова всему вечу народному. И стал Светозвёзд править всей Славянской землей с Русолюбом мудрым и со своей матерью. Все пред Великим Словенском клонится, всех врагов его сила ломит. Слава о Светозвезде прошла за море. Ратиться с ним все соседи боялися, а брали с ним вечный мир.
Счастливый в правлении своем Светозвёзд сокрушался, смотря на тайную печаль своей матери. Он полагал, что она происходит от разлуки ее с его родителем. Запала ему мысль заветная: отыскать родного батюшку, если он ещё жив. Вознамерился он спросить об этом старую Турантаиху, которая так ясно рассказала ему о его матери. От нее теперь узнал он, что отец его — заморский царь и царит он в Скандинавской земле, на Меларском озере в Сигстуне-городе. Он немедленно собрался туда в путь-Дорогу дальную, в землю Скандинавскую, к Сигстуну-городу, он пошел с небольшой дружиной охотников. Поехали они за те моря синие, за те горы высокие, за те реки быстрые, за те болота топучие и за те леса дремучие. Проехали они Корелу неразумную, проехали они Каину несусветную, где сошлося небо с землею. Там есть одна дорога к красному солнышку, а другая — к светлому месяцу, а проселочные дороги — к частым звездам. Минули они все дороги эти торные, пошли они дорогой неторной в то царство Скандинавское. Обступила его вокруг рать-сила великая, то ли Ямь Закоптелая, и то ли Сумь Голодная. Не пропускают их в стольный город Сигстуну, хотят Скандинавское царство в полон полонить. Тут князьям нашим, а в особенности Светозвёзду, за беду это показалося. Вынимают они из влагалища булатные мечи, а в руки берут копья долгомерные, напускаются они кто на Ямь Закоптелую, а кто на Сумь Голодную. Как ясные соколы напустились они на стадо серых утиц, так и они — сколько мечом бьют и копьями долгомерными колют, а вдвое более конями топчут. Скоро прибили они рать, силу несметную, а остальные все наутек побежали.
Скоро отворялись тут ворота Сигстуна, стольного города, опускалися тут мосты подъемные, выходил тут встречать победителей сам Скандинавский царь, а то Светозвёздов родной батюшка. Они друг друга сродясь не видывали. Брал тут царь победителей князей Туросвета и Светозвёзда за руки белые и вел их в палаты царские, сажал он их за столы дубовые и за скатерти браные. Первое место князьям давал подле себя, а другое напротив себя, а третье — на волю им дал. Выбрали они себе место по конец стола, на коннике.
Стали кушать князья калачи крупитчатые. Тут стал Светозвёзд нижнюю корочку откладывать, а верх калача выламывать. Заметил это Скандинавский царь. Сказал он молодому витязю: «У нас калачи не так кушают: нижние корки не откладывают и верхние не выламывают». Светозвёзд на это отвечал ему: «У тебя, царя, калачи пекут в курных печах, немуравленых, а подметут сосновым помелом. Оттого у вас нижние корочки нечистые, а верхние переуглились. У моей государыни-матушки Царь-девицы пекут калачи в печи муравленой, а подметут помелом шёлку шемаханского, те калачия и с корочкой кушаю».
За эти слова Светозвёздовы ухватился Скандинавский царь и молча стал смотреть на него пристально, открыл в лице его черты знакомые, и в это время увидал на руке его свой обручальный перстень Сезостриса-царя. А узнал он его по камню самоцветному. Вскочил он тут со скамьи царской на ноги, уронил на нее паволоку златотканую, от радости едва мог такое слово выговорить: «А ты, гой еси, витязь млад! Где взял ты этот перстень, что вижу я на руке твоей?» А тот ему в ответ говорит: "Это подарок моей государыни, родной матушки, а по имени она — Царь-девица». Опознал тут Скандинавский царь свое чадо милое, стал его выспрашивать о его родной матушке Царь-девице, а сам горючими слезами заливается: «Где теперь-то она находится? Где досюль она скрывалася? Я искал ее по всему свету белому!»
Тут князь Светозвёзд рассказал ему все в подробностях как о себе самом, так и о своей матери, Царь-девице. Много пролил тут слез Скандинавский царь, когда сын его про все это ему рассказывал.
Спустя немного времени отец Светозвёзда Скандинавский царь скоро собирался с молодыми князьями в Великий Словенск повидаться там с Царь-девицей. Приезд их туда принес великую радость как самой Царь-девице, так и всему Великому Словенску. Скандинавский царь остался княжить в Великом Словенске и стал называть себя князем Великого Новагорода. Он известен был под именем Мечислава Храброго и Мудрого.
В одно время князь Светозвезд охотился на берегу реки Волхова и там к удивлению своему увидел летящих в одну сторону с великим криком множество чёрных воронов. Любопытствуя знать причину этого, он пошел следом за ними и прошел пути немалое пространство и все дремучим лесом. Наконец на пути своем слышит он жалобный голос будто бы умирающего человека. Он немедленно спешит туда и к удивлению своему видит там молодого и красивого юношу, привязанного крепко к дереву, борющегося с голодною смертию. Князь, не медля нимало, спешит к нему, развязывает верви, связующие его. Ослабевший и обессилевший юноша взглянул на своего спасителя и упал на землю в беспамятстве. Светозвёзд, видя это, спешит к близтекущему ручью, на берегу которого тот был привязан, и черпает в шелом свой воды, которой оросил лицо, голову и грудь умирающего. Тот от этого пришел в себя и просил воды, чтобы утолить жажду свою. После этого скоро он совершенно пришел в себя и едва слышно пробормотал заботившемуся о нем князю: «Спаситель мой! Избавил ты меня от лютой голодной смерти. С этого времени я принадлежу тебе душой и телом. Располагай мной по своему произволу. Я вечный раб твой!»
Светозвёзд как мог старался успокоить и утешить его словами, дав ему немного пищи из своего охотничьего запаса, и сделал всё возможное, чтобы юноша встал на ноги. Светозвёзд спросил у него: «Кто ты такой? И каковы твои дедина и отчина?» Вот что рассказал ему о себе юноша: «Я сын князя Устюши, внук князя Ваги, проживал с племенем своим в пределах Великого Словенска. Женат я был на внучке князя Перея-Тучи княжне Любославе. Родина моя — берега реки Паши. Имя мое — Рамир. Я — единственный сын у своих родителей. В одно время я с пестуном своим охотился на берегу реки Паши, когда был пленен князем Рядком, живущим на берегу реки Сяси, непримиримым и исконным врагом моего отца. Жил он на правом берегу той реки. После похищения моего он стал опасаться мщения моего родителя, поэтому долго скрывался на берегах реки Свири, затем на берегах моря Невы, пока не дошел до реки Волхова. Здесь он жил немалое время, где, к несчастию моему, влюбилась в меня дочь его — старая и отвратительная девка. Отказ мой вооружил против меня отца и дочь. Чего я от них только не вытерпел! Какого только не делали мне истязания! Наконец, видя безуспешное всякое свое домогательство, удумали они между собою совершить варварский поступок, от которого великодушие твоё меня избавило. Злодей мой, как я мог понять из его разговора с дочерью, ушел на Алаунские горы. Здесь я видел уже близкий конец моей жизни, видел и предвестников моей смерти — плотоядных воронов. Пронзительным криком своим они еще больше раздирали мое сердце. Скоро я пришел в беспамятство. Не видел я и не слышал, что вокруг меня происходило. Неожиданное твоё вмешательство спасло меня от мучительной смерти».
Вскоре после этого события князь Светозвёзд с дозволения своих родителей отправился с князем Рамиром к его родителям и решил отыскать злодея князя Рядка и наказать его.
Когда они приехали на реку Пашу, радость родителей Рамира была неописуемой. Они не чаяли его видеть живым. Узнав обо всем случившемся с ним, со слезами на глазах благодарили князя Светозвёзда. Оттоле князья ездили на устье реки Сяси, но и там не открыли злодея. Пробыв немалое время у родителей Рамировых, Светозвёзд стал собираться в Великий Новгород. Рамир едва упросил родителей отпустить его вместе с князем Светозвёздом. Получив на это согласие, два молодых князя уехали в Великий Новегород. Спустя пять лет после начала княжения в Великом Новегороде князя Мечислава Храброго, князья Светозвёзд и Рамир счастливо жили в Великом Новегороде. Наконец князь Светозвёзд вознамерился побывать в Великом Ростове, куда и поехал вместе с князем Рамиром. Путь их продолжался до берегов реки Улеймы безо всякого приключения. Здесь они нечаянно наехали на селище князя Рядка, похитителя Рамира и злодея. Князья немедленно вступили с ним в бой, и пал Рядко от руки князя Светозвёзда. Остальные злодеи рассыпались по дремучему лесу. На месте селища остались старики, жены и дети малые, которые со слезами, на коленях просили помиловать их. Победители не стали им мстить, а убежавших не стали преследовать, но только приказали им тут жить всем мирно и никого не обижать. После этого приключения два князя и друга продолжали свой путь по берегу реки той, вели речи о прошлой их битве. Внезапно услышали они жалобные женские голоса. Кони их вздрогнули, всадники приникли ухом и, подобрав поводья богатырских коней своих, они стрелой помчались туда, откуда раздавались вопли. Резвые кони их быстро прискакали с ними туда, где была вековая дубрава, находящаяся недалеко от реки Улеймы. Тут открылась пред ними прелестная поляна, посередине которой стоял небольшой, но уютный терем. Перед ним на небольшом лугу в толпе отвратительных злодеев стояли две юные девы дивной красоты, привязанные к двум деревьям, а костлявый старичишка с редкою седою бородою в великолепной одежде, казалось, любовался прелестями их, которые были едва не все обнажены. Он уж выхватил из-за пояса сверкающий двуострый кинжал и подошел к одной из жертв, намереваясь пронзить им грудь, но Светозвёзд и Рамир с быстротою молнии вторглись в толпу любопытных и отвратительных личностей и по обычаю богатырскому без суда стали мечами своими поражать злодеев: кого пощадил меч, того растоптали кони их, кто мог бежать — бежал. Только один старый развратник еще думал сопротивляться им силою волшебной науки своей. Но блеск перстня Сезострисова сделал оную бессильной. Видя это, злодей устремился с кинжалом в руке на свои жертвы, но меч Светозвезда предупредил его: с рассеченною надвое головой пало чудовище пороков на землю, и земля поглотила труп его.
Каждый победитель бросается к одной красавиц, меч быстро рассекает верви их, которыми они были привязаны к дереву; на нежных телах их остались багряные знаки. Почерпнутая шеломами их из ключа, бьющего тут в шумящем ручье, вода привела их в чувство. Девушки осмотрели поле битвы и чувствительно благодарили своих спасителей, а затем бросились в объятия витязей. Два пламенных поцелуя горели на устах удивленных и восхищенных юношей, и прежде, нежели они успели опомниться, красавицы, крепко обнявшись одна с другой, быстро поднялися к облакам и скрылися вдали от взоров их. Изумленные победители только и успели крикнуть о любви своей к ним и услышали от них в ответ, что они дочери русалки Проворы-Тихонравы и ждут их к себе.
Князья хотели было уже продолжать свой путь к Ростову, как Рамир увидел на земле лежащее белое покрывало с вышитыми золотом лаврами. Оба витязя бросились к покрывалу и подняли его в одно время. «Моей незнакомки покрывало, оно мое», — вскричал Рамир. «Моя, я видел, его оставила, — возразил ему Светозвезд, — оно мое!» Прощай вечная любовь и дружба! Кровопролитный и жестокий бой завязался между бывшими друзьями над трупами только что павших от их рук злодеев. Искры сыпались после каждого удара мечей. В это самое время внезапно видят они прилетевшую птицу с златовидными перьями, великолепно украшенную, какой они нигде не видывали. Птица схватила свои ми пурпурными когтями покрывало, повешенное Светозвёздом на куст, и улетела. Тут Светозвёзд, видя это, прервавши бой, сказал: «Какие мы глупцы: из-за пустяков хотели погубить друг друга!» — «Ты прав, — сказал Рамир, опустив в ножны меч свой.— Мы точь-в-точь петухи! — и подал товарищу своему в знак мира окровавленную руку свою. — Теперь нам надо отыскать, где живут владетельницы таких покрывал». — «Правда! — сказал Светозвёзд, — но для памяти место это, находящееся на берегу реки Улеймы, назовем Зачатьем. Здесь зачалась наша сердечная любовь, запечатленная битвой».
По приезде своем в Ростов Светозвёзд ни отца своего богатыря Вышату, ни учителей своих в живых не застал. Первый помер от преклонности своих лет, а последние были замучены до смерти за веру. Застал он только одного друга и товарища Вышатина богатыря Иверца, доживающего век свой в своем белодубовом тереме, стоящем на берегу глубокого ручья. К нему ездил Светозвёзд и узнал подробности об их гибели.
Долго сетовал Светозвёзд. Оставленное красавицами покрывало не давало князьям покою. Долго они рассуждали между собою, где отыскать им незнакомок, в какую сторону направить им путь свой. Вдруг Светозвёзд, к великой своей радости, вспомнил о чудной жабе-вещебнице, от которой
названый отец его всегда получал в нужных случаях советы. По примеру его и он пошел к ней узнать, где найти этих красавиц. На известном месте он увидел сидящую жабу, которая, не ожидая вопроса его, сказала ему: «За ум ты хватился, добрый молодец, что пришел навестить меня, жабу-необидчицу. Благо тебе, что помнишь ты отца названого, а за приход твой ко мне не быть тебе внакладе. Скажу я тебе всю правду-истину, зачем ты пришел ко мне и что тебе от меня надобно: суженые ваши есть две сестры родные, живут они с детства в Добрадином тереме. Они ожидают вас с нетерпением, чтобы быть вашими невестами. Держите путь прямо на полдень, там на горе стоит великолепный терем. Храни перстень: будешь счастлив». С этим словом жаба прыгнула в воду и скрылась там.
Вскоре после этого князья поехали на полдень отыскивать себе суженых. Недолго они ехали по Святой Руси отыскивать заветный терем. С восходом солнца они выехали, а к вечеру они приехали к высокой горе, на которой стоял великолепный терем, окруженный высокою стеною с семью высокими башнями. Из крепкого первобытного гранита построена была эта горная крепость. С громом опустился пред ними подъемный мост по первому звуку щита Светозвёзда. На статных конях своих князья въехали на широкий двор. Богато одетые служители окружили их, с почтением взяли от них поводья коней богатырских и с поклонами просили их идти в терем. «Разве вы знаете нас?» — изумленно спросил Светозвёзд. «Как нам не знать таких храбрых витязей, Светозвёзда и Рамира, знаменитых мужеством и храбростью, — отвечал ему старший служитель, — вас в чертоге ждут госпожи наши».
По великолепной мраморной лестнице взошли они в дивно украшенные чертоги. Там толпа служителей, ещё роскошнее одетая, принимала их раболепно, растворяли они пред ними все двери на пяты богатых чертогов, наконец растворились все двери великолепного наособицу чертога, посередине которого стояли две юные красавицы, каждая из которых держала по золотому турью рогу, украшенному самоцветными каменьями и наполненному червлёным вином. Каждая из девушек приветствовала своего избранника, говоря ему так: «По древнему обычаю сим рогом приветствую своего избавителя от смерти». Каждый витязь выпил досуха вино из турья рога, и каждый просил руки подносившую турий рог себе в супружество, и каждый получил просимое. Вскоре в Новегороде Великом отпраздновали две веселые свадьбы."


Легенда записана Артыновым А. Я. в XIX веке.